Mar. 24th, 2011

liolio: (Default)
liolio: (Default)
Русский музей, родной ты мой, у тебя там что, принудительная анальная ротация кадров? Что это за пожилые девы, обрамившие обтянутыми черным гипюром складками жира табличку "регистрация журналистов"? Которые заставили пол-стойки спонсорским шампусиком и бутербродами и которые через пять минут после того, как я подошла к стойке и поздоровалась, изволят оторваться от шампусика и обратить на меня очи: "Вы что-то хотели? Пресс-релиз? Ну сейчаааас, попробуем найти... а вы кто? Какое издание? А звать вас как? А когда будет материал?" Я ни разу не звезда и не претендую на то, чтобы на меня оглядывались на улице. Но внутри музея верните мне мою Наталию, которая всех журналистов знает в лицо и со спины. После десяти лет хождения туда на каждый вернисаж я имею право требовать себе такой маленький книксен.
Вообще, есть обратная взаимосвязь: на выставках хороших художников показывают хорошее искусство, но наливают максимум пару стаканов очень плохого красного, на выставках посредственных художников посредственное искусство, но зато непосредственный кетеринг. Это вредно. Сочетание посредственного искусства с непосредственным кетерингом заставило меня быстро и целеустремленно наебениться. Вокруг сновали мальчики с тарелками канапе. Мальчики были как на подбор, с крепкой крестьянской фактурой – словно их всем курсом сельскохозяйственного техникума призвали по повестке, под страхом принудительной содомизации одели в белые френчи с эполетами и всучили по тарелке с теми самыми канапе. Крестьянских мальчиков было жалко. Их хотелось поймать, сорвать эполеты, выебать и выпустить обратно в лес.
Надушенные дамы вели приличествующие случаю разговоры промеж картин. В частности, о том, что креветок есть неполезно, там холестерол. Ни одной знакомой рожи, даже журналюжьей (за исключением разве что Дяди Толи, но Дядя Толя неизбежен как огнетушитель в любом музейном зале). Пришлось обжираться на скорость (журналиста ноги кормят, ага) и эпатировать расфуфыренную публику штанами мешком и криво заплетенными косичками по бокам обвисшей тридцатипятилетней морды.
Журналистская проституция отличается от обычной двумя вещами. Во-первых, не важен пол, возраст и внешние данные проститутки, даже я имею шанс быть востребована. Во-вторых, деньги платят не до, а после – когда статья выйдет. Сижу поиметая, пишу статью, жду расплаты.

Profile

liolio: (Default)
liolio

August 2011

S M T W T F S
 1 23456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 08:26 am
Powered by Dreamwidth Studios