?

Apr. 27th, 2011 12:21 am
liolio: (Default)
Господа лирики, у меня вопрос - а вы зачем так упорно и неумело косите под циников?
Притом что господа циники (а я их много знаю) под лириков вовсе не косят. То есть они много под кого косят, но как-то не под лириков.

Я бы поняла за девок клеить, но нынешние девки, кажись, того... на лириков и не клюют особенно, и правильно делают. А хотя бы второго года студентки и на циников не ведутся, ибо сами циники.
liolio: (Default)
И вот значит приезжаю я с бутылкой к прекраснейшему из виденных мною в жизни мужчин на день рождения.
Прекраснейший из виденных мною в жизни мужчин снимает крошечную однушку в ебенях. Мы туда ехали полчаса через промзоны и новые-районы-дома-как-коробкИ. Я вообще в непонятках, как можно жить меж этих бетонных уёбищ – грустно, девушки. Сандро там смотрится как брульянт посреди сортира. Не зря у него окна наглухо завешены – я бы тоже такого крупнопанельного пейзажа из окон не хотела.
Вы только не подумайте, что я умный! – кокетничает прекраснейший из виденных мною в жизни мужчин. – Эти книжки в стеллаже – они от хозяина квартиры, он философ...
Я, как кот на новом месте, сразу брысь обнюхивать стеллаж. Ну точно философ. Себя как в зеркале я вижу, с первого курса философского факультета по пятый: с "Фрагментов ранних греческих философов" по Рикёра.
- И наверное, примерно моего возраста философ? – уточняю я. Уж больно подборка литературы показательная: видно, в какие годы покупалась.
- Да, где-то так же.
Ну чё, выпиваем. А курим на кухне. А на кухне к стене пришпилен розовый бланк счета за квартиру на имя Иванова В.Л.
Кручу в пьяной голове... Философ, моего возраста... факультет тогда еще маленький совсем был...
- Сандро, скажите, это Ваш счет?
- Мой. На имя владельца квартиры.
- Иванова В.Л. часом не Виталий Львович зовут?
Два бооольших застывших карих глаза.
- Да, Виталий.... Львович....
- Востроносый блондин, кудряшки светлые мелким бесом?
- Ага...
Бьюсь головой о дверной косяк. Однокурсник, ёпта. Абитура вместе. Я им с первой женой двери в общаге цитатами из Гребенщикова разрисовывала. Сколько пудов соли съедено, сколько поссорено, сколько помирено, сколько лет ни разу не слыхано...
Люди, у меня честно такое ощущение, что во всем Сам-Питербурхе живут человек триста. И еще в Москве человек двести. И всё, край земли - это Шепетовка, об которую разбиваются волны Атлантического океана.
На пришествие в мою жизнь новых людей надеюсь всё меньше. Тут со старыми не знаешь что делать, только забудешь – они тут как тут.
liolio: (Default)
Вот тут товарищ справедливо удивляется культу еды. "Ребенок должен кушать". "Нельзя ничего оставлять на тарелке".

Мне много чего есть сказать на этот счет. Меня взрастила еврейская бабушка. Это надо понимать, это надо испытать. Это когда маленькая я со своим вечным депресняком ходила по дому и выла: "Не хочу жить, дайте мне веревочку повеситься" - это было нормально, в порядке вещей и "да ты все выдумываешь". Но если я приходила из школы и заявляла, что не голодна и обедать не буду - вот это была уже трагедия, с криками, слезами и концом света. Ребенок должен кушать! Пусть хоть мир рухнет! Пусть хоть сдохнет этот ребенок - а в его, ребенков, ЖКТ должны быть утрамбованы первое, второе, третье и компот!
Мне это вообще-то аукнулось потом. Пару своих самых неприятных пубертатных лет я четко ощущала, что есть - это неприлично. Нельзя на людях, так же как испражняться. В конце концов, это один и тот же процесс, только на разных стадиях. Обедать с семьей заставляла себя, конечно, но как мне при этом было плохо и стыдно - не передать... Первый опыт группового секса на поддрачивающей публике был просто цветочки по сравнению с тогдашним обедом в кругу семьи.
И все, что связано с едой, очень долго презирала. До последних пары лет готовить ненавидела. Какой-то внутренний барьер: не хотела иметь с этой гадостью ничего общего.

Но надо отдать должное: мама и бабушка пережили блокаду. Сто двадцать пять блокадных грамм с огнем и кровью пополам. Тем не менее, культа именно хлеба в семье никогда не было. Никаких преимуществ в сравнении с остальной едой именно хлеб не имел. Свежий ели когда захочется, зачерствевший выкидывали. Без комплексов, то есть. Зато вот отца, никакой блокады не видевшего, в детстве били по рукам, если суп без хлеба ел.

И насчет "не оставлять на тарелке" лично меня не особо дрючили. Зато потом я как-то повстречалась с человеком, которого дрючили...
Вот такой был случай.
Нажарила я оладьев. Здоровенную такую миску с горкой. Радуюсь - думаю, дня на четыре еды в доме будет завались.
Приходит мой бойфренд.
Я радостно эту миску на стол, сметану, зелень, все дела.
Ест.
Ест.
Ест.
Вижу, сыт уже. Но ест.
Мои планы про четыре дня тают в тумане.
Потом про три. Потом про два.
Уже начинаю удивляться, куда оно там столько помещается.
Вскоре помещаться перестает. Вижу, давится уже, бедолага. Но ест.
Потом поднимает на меня глаза - а в глазах мУка ацкая. Боль и страдание. И стыд кромешный.
- Извини... прости меня, пожалуйста... я не смогу всё это доесть...
Занавес.
Вот приучила мама на тарелке ничего не оставлять. И пофиг, что то не тарелка, а миска чуть не на неделю на двоих рассчитанная...
liolio: (Default)
В моей жизни есть несколько мужчин, которым я хотела бы признаться в горячей и страстной любви. И восхищении. И преданности.
(Женщин, которым я бы хотела то же самое, тоже есть не меньше).
Нет, это не те, с кем я сплю/целуюсь/на которых заглядываюсь. Этим я могу признаться и IRL, а не расписываться в чуйствах тут.
А вот...

Даниил Борисович Дондурей, главный редактор "Искусства кино".
Зануда страшный.
Болтун. Дондурей такой, уж если Дондурей в ударе, то Дондурея не остановишь. Трандычиха мужеска пола и с ученым званием.
Эпилептоид. Доебется до кого угодно.
Способен вас достать по самое некуда - хоть отключайте телефоны, мэйлы и аськи, он в любую щель пролезет.
И из любого говна сделает хорошего писателя. Просто додавит.
Легче дать (написать приличный текст, второй раз написать приличный текст, еще три раза переписать и пять раз отредактировать), чем объяснять, почему не хочется.
И хоть вы костьми ложитесь - Дондурей догонит и сделает из вас автора.
Сократовская маевтика, воплощенная в кресле главреда.
Люблю, восхищаюсь, задолбал совсем.
Гений, чего там.
liolio: (Default)
Кристина (назовем ее так) – девушка серьезная.
Кристина театральный критик.
Кристина яркая фигуристая шатенка с шевелюрой до лопаток и глазами огромными и синими, как Венецианская лагуна весной.
Кристина – жертва пуританского воспитания. Кажется, родители воспитывали из нее автомат для интеллектуально-трудовыx свершений и ни для чего другого. Умненькой Кристине с младыx ногтей внушали, что ее призвание – учиться на пятерки, а потом работать. У Кристины при всей ее внешности нет личной жизни: представления о партнерстве и семье у нее абсолютно не сформированы. Мама внушала Кристине, что крутить романы с мальчиками – удел теx, кто ни на что другое в жизни не годен: удел пэтэушниц. По словам самой Кристины, "Пэтэушница" было в устаx Кристининой мамы самым страшным ругательством. Кристина во всеx окружающиx мужчинаx умеет видеть только друга, товарища и брата.
Кристина моя ровесница, ей слегка за тридцать. Разумеется, незамужем и никогда не была.
- Меня полюбил Н., - озадаченно говорит Кристина.
(Н. – руководитель одного из театров и по совместительству директор одного крупного театрального фестиваля. Кристина регулярно пересекается с ним по нашей газетной надобности).
- В каком смысле полюбил?
- Он от меня не отстает. Я не понимаю, чего ему от меня надо.
- ???
- Он каждый раз, как видит меня в театре, бросается ко мне, просит не уxодить, ведет за кулисы, рассказывает о планаx. Все время повторяет, какая я красивая, спрашивает, есть ли у меня кто-нибудь. Напросился в гости на чай. Явился с вот такенным букетом, представляешь? А у меня даже вазы нет, куда такой веник поставить. И все норовит невзначай за ручку подержаться. Я в недоумении. Что ему от меня надо?
- Ээээ... а у тебя есть сомнения, что ему надо?
- Я ничего не понимаю. Он что, xочет меня сманить из газеты к себе работать? Но зачем ему в театре журналист? Или, может, это он пытается меня типа подмазать, чтобы я не писала жесткую критику про его фестиваль и про театр? А то я, бывает, так крою иx постановки... или что?
- Крис, ты серьезно? Мужик делает тебе комплименты, дарит цветы и лапает тебя за все места, а ты считаешь, что он так пытается тебя завербовать как профессионала?
- А что еще?
- Блин! В койку он к тебе xочет!
Кристи смотрит на меня так, словно увидела марсианина.
- Кууууда? Со мной??? Не говори ерунды, сама подумай, где я а где койка.
- А что тебя так удивило? ты молодая красивая девка.
- Слушай, ну этого не может быть. Он же солидный человек, театром руководит, да и старше меня лет на 10.
- Что, солидные люди не траxаются?
Второй марсианин. Кристи краснеет, вздымает высокую грудь и крутит локон на палец: "Нуууу... не, мне кажется, все-таки все сложнее..."
Дорогие родители, состоявшиеся и будущие. Вы все-таки доводите пожалуйста до сознания своиx детей, что они не просто солнышки, а мальчики или девочки со всеми вытекающими последствиями. А то они вот сами, бывает, могут так этого и не осознать.
liolio: (Default)
Каждый развлекается как может. Кто-то разнообразит свою жизнь водкой и бабами, кто-то экстремальным спортом, кто-то романами или построением крепкой семьи, кто-то чтением умныx книг и написанием диссертаций. А некоторые – страданиями. Неврозами всеx мастей, многолетними (и неосуществимыми) суцидальными мыслями, бесконечным самокопанием и внутренними монологами на тему "Васисуалий Лоxанкин (тут следует подставить имя страдальца) и его роль в русской революции".
Причины такого крышесьезда могут быть самыми разными: кого-то, например, мама в детстве недолюбила, обращала внимание на ребенка только когда тот плакал или ни что-то жаловался – такой ребенок уже давно взрослый, а остается по гроб жизни уверен, что только слезы ручьем и кислая морда могут сделать его интересным для окружающего мира. Кто-то по молодости перечитал великой русской литературы с ее бесконечным "страдание облагораживает", и непонятно с какого перепугу решил, что облагораживает только страдание и ничто другое. Кто-то неверно понял православие примерно с тем же результатом. Смысл в одном: эти граждане когда-то выбрали (сознательно или не совсем) главным делом жизни – болеть, страдать и мучиться, решив, что за страдание им будет положен какой-то бонус. С теx пор "есть такие люди, которым xорошо только когда им плоxо". Read more... )
liolio: (Default)
Человек 7. Мама. В смысле, не моя мама, а мамой она здесь будет называться. Вполне благополучная и преуспевающая дама с модной профессией психолог. Психолог она профессиональный и хороший. Работает с душой, о клиентах печется и правда по-матерински: опекает, охраняет, лелеет. Даже как-то чересчур лелеет. Вот ей один клиент и сказал (я свидетель): "Вы хотите быть для всех мамой".
Дама сделала каменное выражение морды лица и отчеканила: "Я – мама только для четырех людей в мире! Это моя дочь, мой приемный сын и двое детей моей умершей подруги, которых я воспитываю."
Оппа, думаю, всё понятно. А клиент-то прав. Дочь дочерью, приемного сына тоже можно спустить на тормозах, но у умершей подруги-то подруг явно было больше одной, а детей забрала именно наша героиня. Я уверена, случись не дай бог что с другими друзьями-подругами – тоже она была бы тут как тут и взяла бы на себя всех сирот в любом количестве, ведь "кто-то же должен о них позаботиться". Была у меня в гостях – взялась потом безлошадных гостей подвезти до метро, в результате развезла до дома, до новостроек (а что еще делать в час ночи – не бросать же?) Потом я уже без удивления узнала, что она подбирает уличных кошек и собак, выхаживает, лечит и пристраивает, причем при ее склонности к системному подходу личной инициативой дело не ограничилось – она быстренько зазнакомилась с такими же неравнодушными, они вместе развили бурную деятельность, организовали что-то по типу приюта. И у нее самой жили звери-подобранцы, причем из самых несчастных, покалеченных, никому другому не нужных. И клиенты-пациенты у нее явно служат той же цели: ну не может человек жить без того, чтобы больных и несчастных не подбирать, не лечить, не вытаскивать из жизненной задницы. Предупреждая возможные предположения, ставлю дисклэймер: нет, у дамы все в жизни хорошо и даже завидно, муж, семья, профессия, денег хватает и ездит она на чорном джипе величиной с мою спальню, я даже не знала, что бывают такие большие машины. Это не от невостребованности, это вот действительно у человека такая внутренняя потребность. Может, есть какие-то глубинные причины, почему она такая, но я не знаю. И хотя такой "синдром спасателя" лично мне не кажется здоровым, такая мания намного лучше, чем какая-нибудь друая, не столь симпатичная. Особенно если получается.

Человек 8. Дама уже сильно немолодая, две дочери взрослые. Дама в принципе как дама, приятная и энергичная, еще в студенчестве вышла замуж, брак очень счастливый, я даже затрудняюсь найти среди знакомых более счастливый: сорок два года вместе, чего только не пережили, он ей до сих пор цветы таскает по поводу и без. Я бы себе, будь у меня шанс, вот именно такого брака желала и никакого другого – завидую, блин. Детей, повторяю, двое, и обе девчонки желанные и рожденные сознательно и по плану. Да вот только обе не удались. То есть пока были детьми, всё было ОК. А как выросли, так ой. Одна, которой уже сорок и у самой сын, внезапно "сошла с ума" – пишет родителям и по телефону звонит регулярно, чтобы сообщить, что она их ненавидит, что они ее никогда не любили, ничего для нее не делали, и что они для нее не существуют. Вторая, которой тридцать, вовсе не звонит и претензий пока не предъявляет, но тоже вся в проблемах: ни семьи ни друзей ничего, сама себя ненавидит и обвиняет во всех смертных грехах, от этого в депрессии (это я не в смысле "плохое настроение", это в смысле диагноз медицинский, с кучей соматических компонентов). Короче, у счастливой дамы двое несчастных детей. И она, что интересно, как-то очень ровно к этому факту относится. Типа "ну судьба такая, старшая дочка умом повредилась и орет на меня – ну что я тут могу поделать? А младшая дочка умом повредилась и во всем винит себя – ну что я тут могу поделать? Это ж болезнь, что поделать. Я ж детей всегда любила, покупала им все, что просили." Ей мягко намекают: покупать –дело хорошее, но детям помимо покупок любовь нужна, а иначе всякое может быть. Она отвечает: да я с них пылинки сдувала, я им и курсы английского, и школу с углубленным изучением, и модные шмотки, и институт, и квартиру в центре,а если заболеют – я им сразу лучших врачей... Я и прямо сейчас денег готова дать! Я заплачу сколько надо! – ее спрашивают, - слушай, а вот если без "заплачу" и без прочей борьбы за благополучие, просто ребенку руки на плечи положить, в макушку поцеловать, сказать "Солнышко, я с тобой", и не когда ребенку помощь нужна, а просто так, без повода – никогда не приходило в голову? – молчит. Не приходило. Ее дети вместо того, чтоб к ней на пироги, ходят к психотерапевту (возможно, из "лучших врачей"), тот спрашивает: скажите, а вас в детстве мама обнимала? Тискала? Играла с вами? – Да не, говорят дети, что за странные вопросы? Зачем нас обнимать, если мы сами об этом не просили, зачем с нами играть, если мы сами неплохо научились себя развлекать. Зачем нам вообще мама, если у нас ничего не болит и мы уже поели. И все неблагополучны, причем до степени клинического диагноза. А какой смысл ее обвинять? Во-первых, обвиняй – не обвиняй, что было того не вернешь, и всё сложилось как сложилось. А во-вторых – может не она виновата, может у самой детство было такое же, в войну родилась в конце концов, отец на фронте, а матери не до жиру, быть бы живу. И сама всех боялась, и у самой личное пространство диаметром в десять метров и там шлагбаум опущенный стоит, не подходи. Не научилась доверять миру, и детям недоверие привила. И её жалко, и детей жалко. Всех жалко, и что тут поделаешь, кроме как всех пристрелить, чтоб не мучались.

Человек 9. Я с большим смущением про нее пишу, потому что я с ней незнакома вообще-то, мне о ней мама расказывала. Это была девочка из хорошей интеллигентной семьи. Но вот только пошла девочка ни в мать, ни в отца, и даже не в проезжего молодца. Родители ей с трех лет фортепиано и иностранные языки, а у нее это все ну ни в какую. Не идет и все. Ну нету интеллекту, не дал бог. Ее примерно в том возрасте спрашивали: "Лизонька, кем ты хочешь стать?" – и Лизонька, не размышляя ни минуты, отвечала: "Мамой!" Для интеллигентных родителей это было как серпом по. Мама - это позор семье, это для тех, кто мозгами ничего делать не может, а может только гораздо более презренным органом. Лизонька с трудом закончила школу и поступила в Корабелку (при родительском уровне интеллекта Корабелка была позором, приличные дети шли в университет), там на первом курсе пошла на практику на завод, незамедлительно забеременела от парня, водившего на заводе автокар (это, если кто не в курсе, такая фигня на колесах и с рогами, которая поднимает и перевозит тяжелые грузы), женила его на себе, привела в родительский дом. Отцу появление автокарщика в благородном доме стоило инфаркта. Знакомые были в ужасе, бурно обсуждали автокар: "Там же вообще никакого ума не надо, там даже руля нету, это даже не машина! Там только одна ручка: на себя – от себя!" Естественно, он пил. Подозреваю, что и рукоприкладствовал. Жене об образовании и карьере пришлось забыть, чему она была безмерно рада. Наконец она получила полное право реализовать себя в жизни так, как мечтала с детства – "мамой". Она подрабатывала по мелочам, а так вообще уперлась в детей (они у нее как-то неопределимо множатся, я уже сейчас не могу сказать, сколько там точно приплода). Несмотря на трудости с деньгами в ситуации малооплачиваемых обоих супругов, дети сыты, обуты и со всех сторон облизаны: девица не зря мечтала о профессии мамы, у нее обнаружились золотые руки и хозяйственный талант, она готовит прекрасный обед из любых ошметков и обшивает детей с ног до головы из любых лоскутков, причем получает от всего этого истинное удовольствие. Муж выпивает, но из семьи не уходит. Родители в коме, ясное дело, считают дочь пропащей и винят себя, что не смогли внушить дочке стремления к высотам науки и культуры, хотя старались как могли. Лизонька в гробу видала высоты науки и культуры и счастлива с мужем-выпивохой и выводком детей. И на чью сторону тут вставать? По-человечески мне как-то Лизонька ближе. Хотя с точки зрения культуры и наследственности я прекрасно понимаю родителей.
liolio: (Default)
Техника безопасности, как известно, написана кровью. Ну, та, которая для электриков, монтажников-высотников и "Не прыгайте с платформы перед приближающимся поездом". Есть еще техника безопасности в разговоре и поведении. Чем писана, какими гормоносодержащими жидкостями – не знаю, но смысла в ней не меньше. В семнадцать лет я поступила на философский факультет университета. Там таких же, поступивших в семнадцать, было подавляющее большинство. Это понятно что такое, да? Это толпа детей, и у каждого в голове вопрос про смысл жизни и минимум десяток уже готовых - и выстраданных - ответов на него. Это у каждого свои собственные взгляды на устройство этой вашей солнечной системы, и он жаждет донести их до человечества. На роль человечества принимаются однокурсники (ну и все прочие, кто под руку попадется). Любые посиделки за чаем-кофе (мы ж чистые были и невинные, даже пива еще не пили) через полчаса логично перетекали в фазу "А вот послушай....", с которой начиналось подробное объяснение, как именно три слона, на чьих спинах держится мир, балансируют на панцире огромной черепахи.
Так вот, все это раздолье длилось не больше года. Ко второму курсу коллективный разум начал охранять сам себя. Все как-то быстро поняли, что если продолжать соприкасаться оголенными нейронами, недолго и крезануться. Молча и не сговариваясь народ выработал и принял правила техники безопасности. Корпоративную этику такую, одиннадцатую заповедь – "не грузи и не грузим будешь". Об этом не говорили, это просто возникло в воздухе, и все этим воздухом немедленно надышались. Появились неписаные правила поведения. Не грузить. Не откровенничать. Не утомлять друга, коллегу, компанию своими прозрениями, пусть тебе хоть единая формула всего мироздания во сне явилась. Что очень важно – не делиться без нужды личными проблемами. И другого человека, если у него личные проблемы, не дергать. Если надо – он сам попросит помощи, а пока не просит – не лезть в душу, даже если видишь, что чуваку нехорошо. Бывали и перегибы на местах, конечно. Сама, помнится, сидела и хладнокровно наблюдала, как подруга упоенно расписывает себе запястье бритвенным лезвием "Спутник". Меня потом неделю трясло, но в тот момент в голове светило четкое "не вмешивайся". А чего? Она же помощи не просила, правда? Ну да, мне потом сказали, что все-таки следовало вмешаться (хотя я по сей день считаю, что не стоило: подруга получила свою порцию жалости к себе от себя же самой, а порезы были изначально безопасные, так – не для суицида, а на кровушку посмотреть), но в целом метод работал. И, наверное, при всех своих слабых сторонах был для философствующих детей оптимальным.
А потом мне этот метод выдал граблями по лбу. Выяснилось, что граждане, не прошедшие эти огонь и воду и не принимавшие моральный кодекс, такое отстраненное отношение воспринимают, хм... несколько с удивлением. И что им наше корпоративное "не грузи", выработанное, кстати, для охраны здоровья обеих сторон, и грузящего и грузимого, больше смахивает на тупость и отчуждение. Потому что что для нас грузилово – то для них называется человеческая близость и тепло. С одной стороны мне понятно: их ведь никто не грузил вселенскими прозрениями ежедневно в масштабе ковровых бомбардировок. Вопрос-то весь в дозировке, когда это всё в микродозах – оно откровенность и близость, когда в макро – "Нет, нет, только не мой мозг". С другой, я понимаю, что люди реально обижаются, а у меня правило держать дистанцию уже доведено до полного автоматизма, мне с ним комфортно и вообще я не знаю и знать не хочу, как это можно иначе. Но тем не менее, я продолжаю свято верить, что техника моральной безопасности – она нужная штука. Она не на пустом месте возникает. И не без причин.

А так вообще я в Стамбул хочу, я соскучилась. Там хорошо. Без причин.
liolio: (Default)
Человек 4. Парень врач в больнице. Молодой-умный-красивый-талантливый, всё вроде как у него должно быть ОК. В работу свою врачебную упертый по самое не могу, что при наличии реальной одаренности складывается в результат "Далеко пойдет". Все бы хорошо, только чего-то я ему звоню – будний день, девять часов, специально ждала вечера, чтоб в рабочее время не дергать.
- Ой, перезвоните, я сейчас не могу разговаривать.
Перезваниваю через полчаса.
- Да, извините. У меня был пациент.
- Ээээээ???? Слушайте, уже полдесятого вечера. Какие к чертовой бабушке поцыэнты, вы чего себя не жалеете?
- Ну, у меня своя-то жизнь пустая, так я лучше с пациентами...
Смотрю это я на молодого человека с удивлением. Ну сказал бы, например, "Денег не хватает, приходится сверхурочно в****вать", так ведь нет, "жизнь пустая". Я поначалу посчитала это за кокетство, тем более сама завзятый трудоголик и страсть к своему делу мне понятна как никому и я ее в целом одобряю. Потом выяснилось, что на работе у юноши дела не очень. Не удовлетворяет. Его больница ему надоела, хочет в другую. Может, в Москву. Или за границу. Или на Луну, если там есть кого лечить. Тут я начинаю подозревать, что это было не совсем кокетство. А главное, что на Луне ему лучше не станет. Дело-то не в том, что ему другую больницу надо, а в том, что он пытается в больнице найти всякие жизненные радости, которые люди обычно находят совсем в других местах. Получает, естественно, фигу с маком: работа может дать только удовлетворение от работы, но не прочие удовлетворения. Любить свое дело можно бесконечно, но нельзя надеяться, что оно станет выполнять роль не только любимого дела, но и всех прочих любимых и нелюбимых дел, что заменит собой их все. Работа, разумеется, с такой глобальной ролью не справляется, она всего лишь работа. И поэтому всегда будет не удовлетворять. Хоть в Питере, хоть на Марсе.
Ко всем прочим любовям это, кстати, тоже относится.

Человек 5. Баба. Простенькая такая баба без верхнего образования. Предпенсионный возраст. Дети взрослые. Муж ушел давным-давно, как только дети подросли. Однако деньгами поддерживает, и сын еще тоже подкидывает (у сына бизнес свой). Она поэтому не работает. А чего работать? Деньги-то и так дают, и их хватает: потребности у дамы нехитрые и недорогие. И вот занять себя ей, в отличие от предыдущего персонажа, нечем совсем. Внешние "якоря" – муж, дети, хозяйство – ушли существовать самостоятельно, а ничего помимо них, никаких своих собственных, внутренних ценностей она иметь не приучена. Тут уж точно жизнь пустая. Ничем особенно не интересуется, так – телевизор смотрит да приходящим детям готовит обеды. От скуки немного попивает, куда ж без этого. Круга общения никакого. Сокрушается над своей несчастной судьбой (кто бы спорил: счастья там действительно давно уж не бывало, да и вообще ничего давно уж не бывало). Родственники делают ей предложения: мол, встряхнись, сходи куда-нибудь, займись чем-нибудь, пойди работать хоть кассиром в "Пятерочку", хоть уборщицей, всё при деле будешь и люди вокруг, друзей-подруг заведешь. Отказывается: да нет, мне ж на пенсию скоро. Предпочитает чахнуть дома, попивать, болеть малозначительными болезнями, которые заметить можно только за отсутствием других развлечений. Она замечает. Результат: в обозримом будущем пополнит ряды бабусь, просиживающих дни в очереди к участковому терапевту в поликлинике: им не нужно лечение, им нужно хоть с кем-то поговорить. За вычетом участкового и соседок по очереди их круг общения равен нулю, при том что без общения, хотя бы вот такого суррогатного, они, как и любой человек, не могут. Жалко и страшно. Поневоле думаешь: лучше бы она была без денежного вспоможения. Нужда бы заставила трепыхаться, а там, глядишь, и счастье какое-нибудь приложилось бы.

Человек 6. Дочка крупной шишки. Ну то есть очень крупной. Никогда ни в чем не нуждалась и не будет нуждаться, по крайней мере пока папа жив. Элитная квартира в центре, авто с личным водителем и все такое (все это, кстати, присутствовало еще в те времена, когда Ксения Собчак пешком под парту ходила, это сейчас все перечисленные блага у каждой успешливой шлюшки, тогда такого не было). При этом девица совершенно не гламурная и не "золотая". Умненькая, миловидная пышка-толстушка, здравомыслящая, с отличным, но совершенно беззлобным чувством юмора, всегда веселая и очень мягкая. Когда материальное благосостояние не завоевано в боях, а досталось по рождению и обещает длиться вечно, можно позволить себе такую роскошь, как доброжелательность. Она один из самых душевно здоровых людей, каких я знаю.
Она окончила педагогический, но никогда не работала и не хотела. Зарабатывать на хлеб ей не надо, а внутренней потребности в профессиональной самореализации у нее нет. На мои песни в духе "слава труду" она ответила: "Кто-то должен не работать, чтобы другие могли трудиться. Не наоборот". Она не хочет стать кем-то. Не хочет куда-то пробиваться и что-то завоевывать - органически лишена такой потребности. Она просто живет. Никогда не скучает. И ей просто хорошо, она всех любит и ко всем добра.
Это очень редкое и ценное умение – "просто жить".
liolio: (Default)
Кто чего коллекционирует, а я людей. Выкладываю по три штуки. Эти трое особенно сделали мой моск.

Человек 1. Немолод. Одержим трудоголизмом, в голове всегда бездна новых идей, в жопе шило. Талантливый и тонкий художник. Мог бы стать звездой, да вот беда – не в то время родился, плюс начисто лишен карьерных амбиций. Художеством не прожить, поэтому подрабатывает во всех околохудожественных профессиях: курирует выставки, работает экспозиционером, пишет в журналы об искусстве же. Во всех своих приработках уважаем, но всем понятно, что это именно приработки, фриланс. Собственно искусством – делом всей жизни, на которое без дураков эта вся жизнь положена, - не занимается уже несколько лет: недосуг. Не очень понимает, где вообще его место в свете всего этого. В результате мы имеем растерянного, хотя и бодрящегося, мужика и теряем очень хорошего художника.

Человек 2. Успешна. Умная, пробивная, острая на язык женщина. Была крупным по местным меркам арт-менеджером еще в 90-е. Там, в 90-х, и осталась. Привыкла к успеху, к должности и что она всегда на переднем крае. Стоило ей привыкнуть и расслабиться, передний край уехал далеко вперед, он уже за горизонтом. Она этого не видит и знать не желает. Не читает профессиональную прессу, не знает новых имен, не следит за событиями – типа "я и так всё давно знаю". Подчиненные не решаются сказать ей, что она стремительно теряет квалификацию: предпочитают тихо заниматься своими делами. В результате умный и влиятельный человек за пару лет превратился в уездную барыньку, которая гоняет крепостных и сонно перелистывает засаленный журнал мод десятилетней давности, но все еще считает себя властительницей дум: ведь двадцать лет назад на выпускном балу ее сам покойный князь NN за ягодицу ущипнуть изволил.

Человек 3. Юноша из неполной семьи. Родители развелись по случаю кризиса среднего возраста у папаши (сейчас ему под пятьдесят, его гложет страх подступающих импотенции и облысения, он купил спортивный автомобильчик и дурёху-любовницу в возрасте его же младшей дочки). У юноши в голове то же, что у папы. Он хочет детей ("это же смысл жизни!!!"), семью хочет гораздо меньше, но ради детей готов терпеть жену. С семьей, однако, ничего не получается, даже просто с девушками не получается: нет понимания отношений как ценности, которую надо беречь. С утра "котик, лапочка, люблю-не-могу, куда поедем отдыхать в следующем году", вечером из-за какой-то ляпнутой пассией ерунды – "собери мои вещи, я ухожу". В результате: чуваку тридцатник стукнул, семьи нет и сомневаюсь, что будет (точнее, не сомневаюсь что будет, и не сомневаюсь, что ненадолго), ничего нет, имеет работу, которая не приносит удовлетворения, живет один, держит змею в аквариуме, считает, что так и надо.

Хорошие люди, а не умеют себя поставить на правильную ногу. У меня в коллекции много еще.
liolio: (Default)
Меня поражает гендерное неравновесие в окружающей жизни. Нет, я не про то, что "наши права нарушают, меньше платят, тормозят по карьере, дома сидеть заставляют и плохо ебут", я скорее даже про наоборот. Для вышеописанного нужна высокая активность мужчин – "Я главный и рулю, молчи, дура" – и относительная безропотность дам-с. У мужского же населения, напротив, наблюдается какая-то пассивность, переходящая в растворение в небытии. Все и везде делают женщины. Женщины там, женщины сям, на всех постах женщины, обслуживающий персонал сплошь женщины, необслуживающий тоже, куда ни позвони - трубку снимет женщина. [livejournal.com profile] corpuscula пишет, мол, зашла в кафе – за столиками сплошь девицы, только одна или две пришли с кавалером. На олимпиаде вон тоже чуть не все золотые медали российской сборной – это женские медали, а до того была массированная рекламная кампания про российскую сборную – везде фотографии спортсменок-красавиц. Я в Германию ездила с Гете-Институтом и своей конторой: российский представитель Гете – женщина, нашей конторы пять филиалов – семь женщин, наш бедный берлинский Роберт выглядел шейхом с многонаселенным неуправляемым гаремом. Мужчины вообще непонятно где, их попросту нет, физически (где вы, мужчины?). Только в метро и встретишь.
Я понимаю, они меньше живут, то есть статистически мужское население меньше (в России на 10-12%, если правильно помню). Но рождается все же примерно поровну обоих полов, и не сразу же после рождения они отбрасывают коньки (хотела написать "отдают концы", но передумала – какой-то пошлый каламбур получается). И я не очень верю в то, что где-то есть "чисто мужские профессии", в которые они все ушли и там тусуются. Да, программеры или автомеханики, например, чаще мужчины, но и там бабское наступление идет единым фронтом, как раз вчера видела тетку за рулем тяжелого грузовика. Армия? Они все там? Не смешите меня.
Все это грустно в том числе и для нас женщин. Потому что с меньше платят, тормозят по карьере и плохо ебут мы справимся, не вопрос. Мы ж сильные, активные, умные и вообще горы свернем. С растворением мужыкофф в небытии мы тоже справимся, не вопрос. Собственно, уже и справляемся успешно со всем вышеперечисленным. Проблема в том, что мужчины же не раз и нету их, а становятся маргинальной группой, сидят на каких-то маргинальных, то есть лузерских, местах ("военный" или "рабочий на физическом труде" – профессии нужные, но уж никак не уважаемые, увы), а прочие места оккупированы женщинами. Оккупированы не от хорошей жизни: просто эти места пустовали, больше некому стало спасать Францию. В результате мы имеем кучу теток, что само по себе не очень плохо, и, что хуже, некое малочисленное остаточное явление на том месте, где ранее располагался мужской пол. Остаточные мужчины занимают пассивную жизненную позицию, хуево работают, не умеют принимать решения и стремительно превращаются в стопроцентных лузеров. И нам, бабоньки, приходится иметь с этим дело. А это, извините, даже эстетически не самое приятное зрелище – мучительно вымирающий вид.
liolio: (Default)
(глубкомысленно, поправляя пальчиком очки на переносице) Очень, очень многие люди задают всякие важные и не очень важные для них вопросы – желая услышать не правду, а тот заранее известный ответ, который они хотят услышать. Когда реальный ответ не совпадает с ожидаемым – возмущение, попытки переубедить с пеной у рта, истерика, обвинения бог знает в чем.
Очень мало у кого хватает мужества принять правду вместо того, что ожидал услышать.
liolio: (Default)
Вот, допустим, у нас есть мешок яблок. Или, для городских жителей, пакетик фисташек или, ужас какой, кулёк пацанских семечек. Причем условные яблоки не сортированные, а всякие. Большие и мелкие. Румяные и зеленые. Спелые и недозрелые, и перезрелые, с подгнившими побитыми боками. В общем, от сочного яблока-чемпиона с блестючими бликами на гладких боках до последнего замухрышки – мелкого, сморщенного, с одной стороны гнилого, с другой погрызенного червем или еще кем похуже. Всякие, в общем, яблоки. Фисташки, бывает, попадаются ненадколотые, семечки – подгорелые, орехи – пустые внутри. Всякое намешано.
И вот мы сначала выбираем отличные и хорошие яблоки. Даже не обязательно выбираем, просто они, как более крупные, сами попадаются под руку. Потом их становится меньше, потом не остается вовсе. Потом мы начинаем разгребать кучку оставшегося отстоя. Если присмотреться, то вот это еще съедобно. Это тоже, если не побрезговать потемневшим бочком. Это… ну и что, что неспелое и усохшее, с лица не воду пить, а незрелая кислятина – это, если присмотреться, почти особая пикантность, тем более что все остальные оставшиеся еще хуже и - это главное - нового мешка новых яблок не предвидится.
Причем регулярно кажется, что все съедобное из мешка уже вынуто, и остался только полный мусор, ан нет – так же регулярно происходит переоценка мусора, и остатки делятся на "еще ничего, сойдет" и "ну точно мусор", который потом, в свою очередь…
С некоторых пор очень остро чувствую это и про ся грешную, и про людей вокруг.
liolio: (Default)
Один Мой Знакомый (давайте я его уже сокращу до ОМЗ, ОК?) регулярно желает со мной поразвлечься. Нет, не то, что вы подумали. Выступает с предложениями:
- Ну почему мы с тобой встречаемся только насчет пожрать? Ну давай сходим в кино! Что значит не любишь? Ну давай покатаемся на роликах! Или на велике! Или на лошадях! Или пойдем в аквапарк! (на аквапарк, надо признаться, ОМЗ меня уже раскрутил, было весело). Или в океанариум в торговом центре "Нептун"! (то же самое, океанариум так себе). Ну давай хоть куда-нибудь сходим! Ну хоть на выставку, ты же любишь выставки? Почему ты никак не хочешь развлекаться? Ты и книжек не читаешь. И музыку не слушаешь. И вообще все время работаешь.
Тут меня накрывает, я начинаю визжать в полный голос, что все предложенные развлечения какие-то… ну как сказать… ну блин… ну потребительские, что это скучно и вообще есть тупая переработка предлагаемого к употреблению, что за детский сад, моя тонкая натура желает Творчысва и немедля, потому что только оно и есть Настоящие Взрослые Развлечения (ну, за исключением насчет пожрать, это святое, и выпить бы тоже не помешало), а иначе мне жизнь не мила. Взаимопонимания не случается.
- Давай сходим в кино! Ну хоть на что-нибудь!
- Не хочу в кино. Хочу свое кино снимать. Кстати, есть отличная школа для новичков, желающих научиться снимать…
- Какая жалость, South Park больше на русский не переводят! Негде взять! Под что мы теперь будем завтракать?
- Давай поставим программу озвучки и будем сами переводить. Тексты доступны в Сети, переводить и ты и я умеем, программу освоить несложно, потом с народом поделимся, давай я тебе щас запишу URL…
- Я ничего не понимаю про твое современное искусство!
- Не надо про мое понимать. Надо свое делать. Ты начни, а если хочешь, я помогу…
Итог: каждый из нас считает другого Бездарным Лохом. Он меня – за то, что я только работаю и ничем не заполняю остаток жизни, не умею развлекаться, в наше-то время, Когда Вокруг Наконец Столько Возможностей. Я его – за то, что ничего не делает сам и только потребляет предлагаемые ему за его же деньги приятные, но однообразные кайфы. Оба во многом правы. Оба во многом неправы. Оба не сдвинутся с места. ОМЗ вряд ли пошевелится в сторону делать что-то самому, я вряд ли превращусь в Опережающего Потребителя (хотя определенные подвижки есть, это замечают все мои знакомые). Обоим, с точки зрения друг друга, каюк.
liolio: (Default)
Михаил Боярский, Д'Артаньян всея Руси – ну самому-то вам не смешно, а? Большой ведь уже дяденька, а ведет себя как капризный ребенок. Неделю треплет нервы мне, главреду, одной корреспондентше (ее он таки довел, отказалась работать), потом второй (пришлось искать замену покрепче). То соглашается на интервью, то ой нет я передумал, то нет, я все-таки согласен, но только на моих условиях, и вообще перезвоните мне завтра (неделю уже "завтра" тянется), я сообщу вам свое решение… Сроки горят, главный орет на меня, я ору на корра, на главного орет издательша (деввачке папа подарил денег на забаву - журнальчик, и она упоенно играет в Очень Важного Издателя), и только на капризного звезду наорать не моги, хотя он во всей этой катавасии единственный, кто того заслуживает.
Вообще брать интервью у звездюлей театра и кино – это примерно как работать нянечкой в детсаду. Всякий раз счастлива, что сама не интервьюирую, корреспонденты со звездных интервью возвращаются как из горячей точки: язык на плече и глаза вот такие. Звездюлины капризничают, высокомерничают, просто хамят. Причем именно старшие звездюлины, советские еще. Басилашвили на интервью уламывали, как провинциальную не скажу кого, Джигарханян согласился с легкостью, но вел себя с ни в чем не повинной девочкой-фрилансером так, словно она ему лично сто баксов задолжала… Молодежь, сыгравшая пару ролей в театре и зазвездившаяся где-нибудь в сериале, ведет себя адекватно, а эти – ох. Балованные дети.
Собственно, ничего удивительного, скорее это даже неизбежно. Актерская профессия получается посредством кино и телевидения самая звездная, в то время как люди актерской профессии приспособлены жить звездой менее любых других. Актерство – штука хитрая: оно лучше всего получается у граждан с врожденным или благоприобретенным отсутствием личности, внутреннего стержня, четкого "я". Когда человек внутри пустой и мягкий, без собственной внутренней формы, у него получается принимать любую форму, какую пожелают сценарист и режиссер, так что большинство хороших актеров – сами по себе люди бесхребетные и слабовольные, что благотворно влияет на их игру и пагубно – на жизнь вне сцены (бывают исключения, бывают, но я говорю в общем). Из таких, если они мужеска пола, получаются капризные домашние тиранчики. Но вот к бесформенному актеру приходит слава. Ну хотя бы на неделю. И все сразу становится страсть как интересно, что новоявленная звезда любит кушать на завтрак, с кем она спит и что думает о смысле жизни. То есть все, и в первую очередь мои корры, желают видеть в актере личность. Товаришч конкретно теряется. Личности у него нет. Однако он может ее сыграть. Однако режиссера поблизости не случилось (не у всех есть заботливый директор, это недоработка, да). Звездун начинает играть проявления личности по своему собственному усмотрению – и его попытка сыграть личность со стороны чаще всего и выглядит как истерика, как упертое "хочу так, и все тут, или нет, сделайте мне этак, нет, я передумал, и вообще не забывайте с кем разговариваете". Что ж тут делать, он так себе суровую мужскую волю представляет.
Но что меня удивляет, удивляюсь я, перебирая редакторский опыт общения с человеками без формы: весь этот инфантильный истерический кошмар закатывают звезды-мужики. И в своих капризах они утомительно однообразны. Звезды-актерки, как ни странно, так не напрягают. Хотя профессиональные особенности характера у них должны быть ровно те же самые, и требование бесформенности к ним тоже относится, и болеют они той же болезнью, что и коллеги-мужчины. Капризничают дамы не меньше, но при этом они как-то и менее напрягливы, и более разнообразны. И – говорю я, делая вумное лицо, - дело тут, конечно, не в самих дамах, они от своих кавалеров ничем не отличаются, а в том, что к дамам требования другие, не такие жесткие и более разнообразные. У дам-с палитра возможностей больше. От них не требуется непременно изобразить сильную личность, "мужчинского мужчину", иначе тебе каюк. Больше выбор ролей. Даме позволительны и мягкость, и капризность, и еще много чего, а главное – выбор, выбор! Не то чтобы широчайший, но он по крайней мере есть. Хочешь – играй хохотушку-ветреницу, хочешь – экзальтированную эмоциональницу, хочешь – "сильную женщину" с грузом горького опыта, хочешь – интеллектуалку, хочешь – вамп, хочешь – домашнюю Люсю с пирогами и блинами и сушеными грибами. Поэтому актерки и спокойнее, и естественнее, и не треплют нервы моим коррам. У актеров (и я уже тут не только про профи), кажется, вообще выбора нет: изволь быть Настоящим Мужиком, и все тут. Чем больше про это думаю, тем больше жалею мужиков. Мало того, что они телесно более уязвимы, так им еще и по жизни выбора никакого нету. Надо, наверное, к ним снисходительней относиться по жизни. Да, решено, отныне буду относиться к мужикам снисходительно. Бедненькие, они же не виноваты, что такими родились. Буду прощать и жалеть. Но, черт подери, он же своими капризами мне вторую корреспондентку до полуобморока довел и дедлайн сорвал, скотина истеричная!
liolio: (Default)
Для меня всегда было загадкой, почему мужчины так истерически воспринимают мужской гомосексуализм - и почему женщины так безразличны к гомосексуализму женскому.
"Пидорас" - страшнейшее и оскорбительнейшее для мужчины ругательство. Вопрос: "А ты, милок, не голубой ли?" мужчинами воспринимается как смертельное оскорбление, влекущее за собой немедленное доказательство собственной гетеросексуальности кулаком в нос вопрошавшему. Реакция взрывная. Я как-то в порядке милой романтической шалости подарила своему юноше мужские трусы-стринги (всего-то) и получила неадекватную реакцию: юноша, развернув подарок, швырнул его на пол и отпрыгнул от подарка на метр, словно ему вручили гранату с выдернутой чекой, наорал на меня, закатил натуральную истерику - "Зачем ты мне это подарила? Я что, похож на педика? Я не педик и не желаю быть на него похожим!" Я, ничего такого не подразумевавшая, желавшая всего-то-навсего повеселить бойфренда и к тому же сама носящая эти самые стринги, была несказанно удивлена. Любое подозрение в "не той" сексуальной ориентации для мужчины страшнее смерти и рассматривается как объявление войны. Кажется, даже подозрение в том, что ты - педофил или некрофил менее ужасно, чем "пидорас".
У женщин ничего такого нет. На вопрос "Не близка ли вам, мадам, лесбийская любовь?" мадам, скорее всего, ответит "да, близка" или "нет, не близка", или разве что отреагирует с легким смущением или легким же раздражением, но никак не подумает оскорбляться и сходу бить морду. Слово "лесбиянка" не ругательное и имеет скорее медицинский смысл, лесбиянками не обзываются. Разве только как комический араб в "Достучаться до небес" проигнорировавшей его барышне: "Э, краля, пойдем со мной, я классный мужчина! Не хочешь? Ты что, лесбиянка, что ли?", но это все равно не обидно. "Дура" и то обиднее. А вот у мальчиков наоборот.
Однако есть и заветное слово, заменяющее в женском лексиконе пидораса и вызывающее столь же неадекватную реакцию. Я открыла его сама, я этим горжусь, и с гордостью делюсь своим открытием с прогрессивным человечеством. Слово это (торжественный момент, выдаю Страшную Женскую Тайну) - "блондинка".
Конечно, мне как убежденной искусственной брюнетке сложно понять, когда, в какой седой древности это слово из нейтрального обозначения цвета волос стало грозным (или грязным) ругательством. Но это так. Причем обидное оно прежде всего для самих блондинок. Я сталкивалась с действием этого магического слова дважды, оба раза были связаны с моими публикациями. Я когда-то слыла жестким критиком (молодость, молодость), но самая жесткая критика никогда не вызывала волны праведного гнева (разве что один за многие годы редактор отказался печатать ну очень злую отрицательную рецензию с ключевыми словами "халтура" и "отчет за проеденный грант"). Однако дважды я употребляла Страшное-Престрашное Ругательство "Блондинка", и блондинки реагировали незамедлительно. Первый была маленькая заметка о кинотеатре "Джем-Холл", о картинках на стенах в фойе, я написала что-то насчет "создавать иллюзию духовной жизни для искусственных блондинок, пока их менеджеры среднего звена попивают коньяк в бильярдной" - и на следующий день их тогдашняя пиарщица, трепетная Оля, плакала мне в трубку: "Каждый красит волосы в тот цвет, в который хочет, это не повод для оскорблений...", а владелица заведения требовала от главреда Таймаута официального опровержения: мол, у нас в фойе серьезный выставочный зал, а чего ваша Liolio блондинками обзывается! - причем блондинки задели ее явно сильнее, чем критика собственно зала и выставки. Второй же раз был и вовсе загадочным, я писала об открытии новой галереи (хозяйка - чья-то жена, она еще и поет, но с галереей но у нее все в общем лучше, чем можно было бы предполагать, особенно на питерское галерейное безрыбье), и упомянула вполне нейтрально, даже скорее в порядке комплимента, что жена та - ухоженная ненатуральная б-л-о-н-д-и-н-к-а. И блондинка тоже не преминула оскорбиться! До сих пор, кажись, дуется.
Итого: назвать блондинку блондинкой - совсем не то, что назвать брюнетку брюнеткой. Блондинка - это пидорас женского рода. Будьте осторожны.

PS Мужские стринги, кстати, никому не нужны? Продам недорого, пропадают.
liolio: (Default)
Злые простудные микробы сгрызли мой мозг, да, и его осталось ровно столько, чтобы думать О Мужыках! Так вот.
Я за легализацию проституции. И именно сегодня я придумала веский аргумент в защиту этого благого дела. Я, правда, и раньше была за легализацию всего, насчет легализации чего человечество пребывает в сомнениях - продажи там оружия, абортов, наркотиков и той же самой проституции, но это все вместе по совсем другой, общей причине. Каковая причина заключается в том, что если вот существует на свете некая бяка противная и опасная, то ее запрещать - только вредить себе: бяка ж от запрета не исчезнет, а только уйдет в криминальное подполье и там от нее будет гораздо больше вреда. Потому что кому надо - тот все равно себе эту бяку добудет, только, добывая нелегально, он плодит криминальный рынок бяки, а криминальный рынок бяки - зло гораздо большее, чем бяка сама по себе. Если уж джинн выпущен из бутылки - его обратно в бутылку не засунешь. Вот при Сталине запретили было аборты, а потом пришлось срочно разрешать их обратно, потому как аборты никуда не испарились из реальности, тетки их как делали, так и продолжали делать, но уже не в стерильных операционных, а в хрен знает каких подвалах, ржавой вязальной спицей и руками бабок-знахарок. В результате смертность и инвалидность женщин детородного возраста - главного генофонда страны - моментально подскочила до уровня смертности и инвалидности солдат воюющей армии. Власти по-быстрому осознали, что если все так и будет, то лет через десять рожать в стране станет просто некому, и аборты законодательно вернули. И женская смертность и инвалидность вскоре вернулись к обычному мирному уровню.
Я, в общем, за то, чтобы всю сомнительную бяку разрешать и брать под жесткий государственный контроль. Разрешить продажу оружия - и жестко контролировать каждый ствол, кому он выдан, где и как хранится, и хозяина на весь цикл освидетельствований для подтверждения лицензии таскать каждые полгода. Разрешить продажу легких наркотиков, как в Голландии - и тем самым уничтожить черный рынок наркотиков, вовлекающий дурачков-планокуров в преступную деятельность, а торговлю коноплей строжайше контролировать, рекламу запретить и торговлю ограничить спецмагазинами, как секс-шопы. Легализовать проституцию - от легализации не станет намного больше ни проституток, ни их клиентуры, но у девиц будет легальная работа, у них не будут отбирать паспорта, не будут сажать на иглу, ими не будут торговать, как говядиной на рынке, в случае притеснений со стороны работодателя они смогут решать проблему в соответствии с Трудовым Кодексом, у них будут какие-то социальные гарантии для них самих и обязательства перед клиентом. Короче - я против запретов, я за легализацию и сразу же жесткий госконтроль.
Но аргумент за проституцию, ныне посетивший мою больную голову, другой. Про друга моего М. и проституток )
liolio: (Default)
Я вот чего не понимаю - это только я такая уникальная или это мне приятели попадаются обделенные природой?
Есть например, у меня знакомый - очень хороший и успешный художник (второе, увы, далеко не всегда следует из первого, так что товарищ сильно везучий). Успешность его, в частности, была обусловлена тем, что с ним работали два дилера: один его продавал и двигал в Москве, второй за границей.
С этим, который в Москве, он меня пару-тройку лет назад познакомил. Ну то есть я заскочила в гости, а там сидит некто Х. Художник мне: "Вот, познакомься, это некто Х, мой московский дилер, прекрасный человек". Смотрю это я на прекрасного человека - рожа у прекрасного человека прохиндейская дальше некуда. Даже не рожа, точнее, а манера общения. Есть такая категория людей - любого встречного оценивают по шкале "нужный / не нужный" и в соответствии с оценкой себя ведут. Ради нужного человека дерьмо будут есть с радостью, ненужного не увидят вовсе. И, главное, это ОЧЕНЬ заметно. (Художник сказал: "Познакомься, Х, это Liolio" - у Х сразу морда как бетонный забор, мало ли какие девушки тут к художнику в мастерскую ходят, со всеми здороваться нам не по статусу. Далее художник назвал мою фамилию, перечислил боевые заслуги - Х преобразился, начал лебезить и ручки целовать. А если бы меня представили не нужным соратником, а потенциальным покупателем, зуб даю - целовал бы ножки). Да ладно, не в этом даже дело, а просто на лице у мальчика крупными буквами написана глубокая непорядочность. Посмотрела это я на Х и говорю художнику: художник, говорю, это плохой мальчик. Не дружи с ним. Он кинет. - "Ой да что ты, мы уже сколько лет знакомы, он так мне помогает, все в порядке". Ну фиг с тобой, думаю, ты взрослый мужчина, сам решай, с кем иметь дело. Еще пару лет все было распрекрасно, а потом Х кинул художника на тридцать тысяч долларов примерно. Кинул грязно и подло - попросту присвоил, "взял в заложники" и увез в неизвестном направлении все картины, которые были у него на комиссии и заявил, что не отдаст. Разумеется, все было "по дружбе" - никаких договоров на эти картины, вообще никаких документов, друзья же. Художнику удалось только "пойти на мировую", написав Х дарственную на шесть лучших работ за то, что Х вернет остальные - иначе у Х остались бы все, а было их несколько десятков. Шесть работ по рыночной цене как раз укладываются где-то в $30 000. Художник юноша трепетный, ему эта история стоила пяти лет жизни, предынфарктное состояние и куча прочих проблем со здоровьем. На мой вопль: "Блин-батон, я же предупрежда-а-ала!!! У него же на лбу написано!!! Неужели ты не видел, с кем разговариваешь???" художник отвечал: "Ну как же, все ведь было хорошо, мы были такие близкие друзья..."
У меня в запасе много таких историй. Мне всегда казалось, что возможность адекватно оценивать собеседника с первого взгляда, попросту видеть, с кем говоришь - природная общечеловеческая способность. Мне очень странно сталкиваться с обратным.
Дорогие френды, провожу социологический опрос: вот вы с первого взгляда понимаете, что перед вами за человек, или только по результатам длительного общения и наступания на грабли? Я вот с первого. Мне сразу все ясно. И мне очень странно, когда другие не.
liolio: (Default)
А еще у меня был один знакомый, благополучнее которого я в жизни не видела. Не финансово, а житейски. Этого юношу жизнь не только не била, но даже локтем ни разу не задела. У него всегда все было хорошо. Этакий отличник по жизни - и школа элитная с медалью, и универ с красным дипломом, и бизнес свой, хоть маленький, и машина с девятнадцати лет, и ум, и талант, и уверенность в себе невероятная, и все боги ему улыбаются с неба и соломку подстилают, где упасть. И в голове у юноши творилось то же, что в жизни. Очень позитивный и прямолинейный был товарищ: небо - синее, трава - зеленая, жизнь - хороша, цель работы - много денег, цель семьи - много детей, цель государства - либеральные ценности, все страданья-переживанья это лишний стресс, если что-то есть по делу, то пришли эсэмэс. Знания жизненных реалий - минус бесконечность, я на его фоне чувствовала себя каким-то побитым жизнью тертым калачом, "мы рэйверы в жизни такого видали - нас атомной бомбой напугаешь едва ли".
Я на него смотрела с восхищением: на фоне подавляющего большинства моих тонко чувствующих надрывных знакомых, с юности упражнявшихся в умножении познаний и, соответственно, умножении скорби, юноша смотрелся просто инопланетянином. А он вечно наезжал на меня: "Почему ты не улыбаешься? Что значит нет причины? Что значит нет настроения - почему, что случилось? Как просто так? Просто так не бывает! А хочешь то, а хочешь это? Почему не хочешь? Что значит просто не хочешь, как можно чего-то не хотеть без причины?" Обычное состояние расслабленного спокойствия для него было признаком депрессии и чуть ли не душевной болезни - для него нормой был, видимо, какой-то непрерывный жизнерадостный фонтан. Отрицательные эмоции были под запретом, любое невосторженное замечание, даже "погода испортилась, сейчас дождь пойдет" вызывало у юноши взрыв гнева: "Почему ты все воспринимаешь только с плохой стороны? тебе лишь бы все охаять". И это от чистого сердца. С человеком и правда никогда в жизни не случалось ничего плохого, и в существование плохого он потому не верил.
Нынче у юноши случился день рождения. Звоню. Распеваю в трубку "Хэппи безди ту юууу". А юноша какой-то убитый. Я, говорит, день рожденья не буду справлять. И у меня... у меня... плохое настроение. - Почему? - (дрожащим голосом) Я не знаю... И даже по телефону я понимаю, что на том конце провода рушится картина мира. Взрослый мужик, 27 лет стукнуло - с человеком впервые в жизни приключилось плохое настроение не потому что что-то нехорошее случилось, а просто хандра, без причин.
И он не понимает, как такое возможно. И он не понимает, что с ним происходит, и чуть не плачет. Казалось бы, всего-то дел - ну, взгрустнулось и взбледнулось, подумаешь. У каждого бывает, у некоторых это вообще перманентное состояние, big deal - плюнуть и растереть. Ан нет, юноша в шоке. Ему никогда за 27 лет не было грустно. Он не знает, что с этим делать. У него кризис. У него рушится мир, у него в голове не укладывается, что может быть хандра не потому что тебя кинули на бабки или гадость какую сказали-сделали, а просто так. С ним никогда такого не бывало, а в то, чего с ним лично не бывало, он привык не верить. А тут вдруг такое. Такое, заметим, нормально лет для 12ти, но человеку вдвое с лишним больше. А это Как с корью - в детстве ею болеют неделю и потом не помнят, что болели, а вот кто в детстве не переболел, если во взрослом возрасте подхватит - трындец, скорая, капельница, антибиотики, месяц в изолированной палате, осложнения на все органы. И, думается мне, лучше все-таки в детстве переболеть. Правильнее нормальный привычный депресняк раз в две недели, чем посредине жизни впервые обнаружить, что у тебя испортилось настроение и ты не понимаешь, что происходит и что с этим делать. И в воспитании детей, кстати, я за это же самое - нельзя младенцев охранять от всего на свете, нельзя пылинки сдувать, пусть набивают синяки и шишки, повзрослеют - спасибо скажут. От жизни все равно никуда не денешься, нагрянет, догонит и отоварит палкой по башке, так пусть к тому моменту чел хоть не беспомощен будет и знает, что так и положено. Я - за иммунитет.
liolio: (Default)
Что-то непонятное со мной происходит, всякие разные штуки случаются, каких прежде не бывало. В частности, стали мужики приставать на улицах. У меня, надо признаться, никогда такого не было - вот именно что на улице никто никогда со мной не пытался знакомиться. Бывают такие люди - внешним видом отпугивают, ну и я из таких. А между тем вот уже недели три - просто отбоя нет. Черт-те что.
Так вот, иду я, никого не трогаю. Пью пиво из банки (после тяжелого трудового дня). Подваливает некто и начинается: девушка (епть, мальчик, когда я девушкой была, ты в песочнице производил куличики при помощи совочка и ведерка), а это первая на сегодня банка пива? Что, и не последняя? А звать вас как? А куда это вы идете? И откуда? С работы, а кем работаете? Ой, правда? Что, хотите увольняться? А почему? (Поймите меня правильно, я много хожу пешком, и до места назначения мне еще было полчаса топать длинной скучной дорогой, так я не стала посылать сразу, развлечься решила) А что, этот труд хорошо оплачивается? Нет? А работу легко найти? А где живете? А вы сегодня вечером что делаете? Или днем? А пошли поебемся погуляем?
- Молодой человек, я не пойду с вами э-э-э-э-э гулять. Но в качестве бонуса за потраченное время и пройденные полкилометра могу объяснить, в чем ваши ошибки. Ошибок вы допустили две.
Ошибка первая. Вы все время задавали мне вопросы обо мне и не дали никакой информации о себе. За 15 минут вы узнали обо мне довольно много: как меня зовут, где и кем я работаю, сколько получаю, где живу, курю ли я, пью ли и как много, узнали даже, что текущая работа меня не устраивает и я собираюсь увольняться, и чем не устраивает и почему. Я о вас не узнала ничего. Даже как звать. Это, во-первых, неприятно. Дэвушка начинает чувствовать себя немножко как на допросе. И, во-вторых, такая скрытность просто настораживает.
Ошибка вторая. Вы изо всех сил корчите из себя лицо незаинтересованное. Что может подвигнуть юношу знакомиться на улице с барышней - да без слов понятно. Но вы делаете вид, что вас до фига как интересуют подробности моего трудоустройства и наличие вредных привычек, и ничего более. Так вот, юноша, это тоже оскорбительно. Ничё у вас не получится, если будете охмурять дэвушек вопросами "куда это вы идете и где вы работаете". В качестве ответа на такие вопросы вы в лучшем случае получите развернутое объяснение, куда она идет и где она работает. К вашим целям это, само собой, не имеет никакого отношения. Блин, подойдите уже к объекту вашего внимания и заявите: "Дэвушка, вы так и сяк мне понравились, в зобу дыханье сперло, я не прощу себе, если вы уйдете, не познакомившись со мной, таким влюбленным". Чессслово, это сработает гораздо эффективнее, чем "Перечислите названия и адреса ваших организаций-работодателей за последние 5 лет".
Так-то, юноши. Запомните, а лучше запишите.

Profile

liolio: (Default)
liolio

August 2011

S M T W T F S
 1 23456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 29th, 2017 11:46 am
Powered by Dreamwidth Studios